«В трудовых лагерях люди были лишены любых контактов с миром, чужими жизнями, вообще любой свободы, – рассказывает художница. – Последней границей собственной независимости для них становилось собственное тело. Тем последним местом, где они могли что-то высказать. Они накалывали татуировки антисоветского содержания только для того, чтобы позлить своих тюремщиков. Потому что ненавидели советскую власть, которая их упекла в эти лагеря. Так и появилось название «Назло Родине».

Исторически тюрьма в России не воспитывала, а ломала. Условия перевозки и содержания заключенных с самого начала работают на уничтожение человеческого достоинства и лишения их уважения к труду, личности и в особенности к представителям власти. Власть воспитывает ненависть к себе и отчужденность от общества. Власть – в широком смысле, ведь каждый царь или партийный лидер был так или иначе связан с ограничением инакомыслия и свободного слова. Владимирский централ, Кресты, Бутырка становились пристанищами для поэтов, писателей и революционеров. Затем революционеры приходили к власти – и вот уже они сажают, ссылают, расстреливают.

Тюремная татуировка ассоциируется в первую очередь с блатными криминальными авторитетами. Однако их символьно-знаковый язык получил широкое распространение и среди заключенных вне системы криминальных каст. Так выражались позиции, привязанности, ненависть к власти, что обрекла их на вечные страдания.

«Изучая смыслы, заложенные в рисунках на теле, я открыла страшный трагизм, в который было погружено множество людей, – поясняет Маяна Насыбуллова. – В который был погружен и мой брат. Вырваться из цепи насилия удается не всем. Множество испытаний выпало и на долю моего брата, моей семьи. Так я пришла к выводу, что о судьбе заключенных в России нужно говорить. Нужно говорить много».

Автор: Маяна Насыбуллова
Площадка и время работы: 
Свердлова
3
630007
Новосибирск
пт с 19:00 по 21:00
Свердлова
3
630007
Новосибирск
сб с 17:00 по 21:00
Свердлова
3
630007
Новосибирск
вс с 17:00 по 19:00